tes3m
После восторженного отзыва Т.Э.Лоуренса на рассказ Форстера "Доктор Вулэкотт" польщенный автор попросил более подробно описать впечатления ("I am very glad it got you, I hope you will write again and in length), добавив, что рассказ его самого делает счастливым и погружает в экстаз, выводящий за пределы времени и окружающего мира" (из письма от 17 ноября 1927 в Selected Letters of E.M. Forster: 1921-1970 т. 2 - 1985 Стр. 81)
Лоуренс ответил 21 декабря 1927 года: "...Эти "огни автомобиля" — изумительны. Тут я испугался: любопытно стало, как вы выпутаетесь, и засомневался, хватит ли вам мастерства закончить то, что начали.
Остальное — просто чудо. Иначе не скажешь. Это повредило мой дух. Я не знал, что такое может быть написано. ... Во всем произведении в целом есть некая странная очищающая красота. Так страстно, конечно; так непристойно, возможно, скажут некоторые, но я должен признаться, что это заставило меня изменить свою точку зрения. До этого я не думал, что подобное можно так представить — и что в это можно так поверить. Полагаю, вы это не опубликуете? Не потому что там как-то уж слишком много сказано, а потому, что там гораздо больше показано, чем сказано — и показаны там таинства. Турки, как вы, наверное, знаете (или догадались по умолчаниям в "Семи столпах") сделали это со мной — насильно, — и с тех пор я не знал покоя, скуля себе под нос: "Нечист, нечист". А теперь я не уверен... У той истории, вероятно, есть другая сторона — ваша сторона. Я никогда не мог этого сделать: думаю, во мне не рождалось еще влечение настолько сильное, чтобы заставить меня прикоснуться к другому существу. Но, возможно, подчинившись кому-то вроде вашего персонажа, олицетворяющего смерть, можно достичь большего раскрытия возможностей тела — а через это и его более полного конечного разрушения — чем то, что может дать одиночество. Между тем, я ваш должник за переживание такой силы, и сладости, и горечи, и надежды, какое редко кому выпадает. Жаль, что я не могу отплатить, выражаясь не так неуместно уклончиво, и не могу предложить "больше, когда мы встретимся", потому что будет тяжело говорить о таких вещах, не привлекая в качестве доказательств наше собственное поведение и наши тела, а в моем случае это уже слишком поздно". (перевод мой, редактировала amethyst deceiver)
"The car lights are wonderful. I`ve got frightened here, wondering how you would get out of it, and beginning to doubt you had skill to end what you begun.
The rest is marvellous. There is no other word for it. It bruised my spirit. I did not know there could be such writing. ...There is a strange cleansing beauty about the whole piece of writing. So passionate, of course; so indecent, some people may say: but I must confess that it has made me change my point of view. I had not before believed that such a thing could be so presented - and so credited. I suppose you will not printed it? Not that it anywhere says too much: but it shows far more than it says: and these things are mysteries. The Turks, as you probably know (or have guessed, through the reticences of the Seven Pillars) did it to me, by force: and since then I have gone about whimpering to myself Unclean, unclean. Now I don`t know. Perhaps there is another side, your side of the story. I couldn`t ever do it, I believe: the impulse strong enouph to make me touch another creature has not yet been born in me: but perhaps in surrender to such a figure as your Death there might be a greater realization - and thereby a more final destruction - of the body than any loneliness can reach.
Meanwhile I am in your debt for on experience of such strength & sweetness and bitterness and hope as seldom comes to anyone. I wish my account of it were not so vaguely inadequate: and I cannot suggest 'more when we meet' for it will be hard to speak of these things without dragging our own conduct and bodies into the argument: and that`s too late, in my case." (Lawrence of Arabia, Strange Man of Letters: The Literary Criticism and Correspondence of T. E. Lawrence edited by Harold Orlans.1993 стр.159-160) Ссылка

1." Это пребудет со мной до самой смерти, а если наша индивидуальность сохраняется – то и после. Представьте себе загробное блуждание среди порядочных призраков с криками: "Нечист, нечист…"
Письмо Т.Э.Лоуренса к Шарлотте Шоу (26 марта 1924)
2."Я не знаю даже, что есть реальность — как же мне знать, что есть любовь? Знаю только, что она — волнение, а вот этого-то я как раз и боюсь. Не люби меня, кто бы ты ни был; ведь, в конце концов, это моя жизнь и никто не имеет права в нее вторгаться; после маленького сна приходит маленькая боль.
...
Он никогда не помышлял о том, что его тело может порождать желание. Внезапное открытие выбило его из колеи, он пал со своего пьедестала, но не один, теперь было за кого держаться: широкие плечи, загорелая шея, губы, прикоснувшиеся к нему...
...
Они прижимались друг к другу, они сплетались, они обнимались и сходили с ума от наслаждения, и все же извне прорывалась тяжелая поступь того воинства.
— Сюда идут.
— Они разлучат нас.
— Клесант, хочешь я заберу тебя отсюда?
... Мы останемся вместе на веки веков, мы никогда не будем болеть и никогда не состаримся.
— Тогда бери меня.
Они сплелись еще сильнее, их губы соединились, чтобы не размыкаться, и в этот момент Клесант был сражен ударом туда, где сосредоточена жизнь, и доктор, прибывший слишком поздно, нашел его мертвым на полу.
Доктор внимательно обследовал комнату. Ему предстала обычная картина, и все же что-то напоминало ему совсем другое место. Из Франции приплыло смутное видение госпитальной палаты и неясный звук его собственного голоса, повторявший изувеченному рекруту: «Сейчас я тебя заштопаю, сейчас залатаю...»
"Доктор Вулэкотт" Э.М.Форстера

@темы: masochism and sexuality, Брюс, Дераа, окружение ТЭЛ