13.12.2008 в 15:32
Пишет tes3m:

Он сказал мне позже, что он может легко понять женщину,
которая подчиняется изнасилованию,когда ее обнял сильный мужчина".
В сети, как я обнаружила, многие склоняют так и этак слова,будто бы написанные о Лоуренсе полковником Ричардом Генри Майнерцхагеном, бывшим с1921 до 1924 военным советником ближневосточного Отдела Министерства по делам колоний.Якобы, увидев впервые Лоуренса в арабском одеянии, он не мог понять, кто перед ним - девушка или мальчик. Слова эти всячески опровергаются ("не мог он так подумать, это он потом дописал в свой дневник"), да Лоуренс и впрямь лицом на девушку не похож. Но я этих слов как раз и не нашла, зато нашла другие крайне любопытные цитаты из пресловутого "Ближневосточного дневника (1917-1956)" Майнерцхагена, опубликованного в 1960году. Майнерцхаген, по словам автора, процитировавшего отрывки из его дневника, близко знал Лоуренса и одновременно жалел его и восхищался им." Эта странная дружба между профессиональным военным и эксцентричным, но блестящим непрофессионалом началась в Рафе, Палестина, 10 декабря 1917 года. Была ночь, полковник Майнерцхаген работал в своей палатке, когда "вошел мальчик-араб в безупречно белом наряде и белом головном уборе с золотым обручем. На мгновение я подумал, что этот мальчик - чей-то мальчик для удовольствия(somebody's pleasure boy), но вскоре до меня дошло, что это , должно быть, Лоуренс, про которого я знал, что он в лагере.Лоуренс восхвалял своих арабов.... Он ненавидел французов, опасаясь, что они могут помешать его мечтам об арабской империи в Аравии, Месопотамии, Сирии и Палестине." В 1919 году они вновь встретились на Парижской мирной конференции. Лоуренс якобы признался, что в своей книге "Семь столбов мудрости" он многое описал не совсем так, как оно было в реальности, и его мучает совесть. Однако вот что интересно - дневниковая запись, сделанная Мэйнерцхагеном 8 декабря 1937 года " Инцендент в Дераа (Т.е. изнасилование Лоуренса) неправда" противоречит тому, что он писал 20 июля 1919 года, после разговора с Лоуренсом, когда он вроде бы не сомневался в правдивости как раз этого эпизода.
"В последней дневниковой записи, касавшейся Лоуренса, датированной 20 ноября 1955 года, Лондон, Майнерцхаген написал : "Олдингтон только что издал книгу Lawrence of Arabia: A Biographical Enquiry, взрывающую миф о Лоуренсе. Это - ядовитая книга, но правдивая. Лоуренс был жертвой своего собственного желания быть в центре внимания ...
Любовь Лоуренса к скорости и силе была тесно связана с его влечением к "настоящим мужчинам" высокого роста, такими, как Алленби, Долмени, Черчилль и многие другие. Ему не нужны были женщины, его сексуально привлекали большие сильные мужчины. Ему не очень нужны были мужчины невысокого роста, такие, как он сам. Я помню случай в отеле Мажестик в Париже, когда он убежал с моей дубинкой (knobkerry); я преследовал его, поймал, крепко обхватил и отшлепал по заднице (gave him a spanking on the bottom).Он не попытался сопротивляться и сказал мне позже, что может легко понять женщину,которая подчиняется изнасилованию,когда ее обнял сильный мужчина. Но, тем не менее, у него было огромное очарование, и я был предан ему. Его одержимость известностью разрушила его жизнь; он получил то, что хотел, узнал, как это ложно, и испугался. "To the Editor:

Elie Kedourie's excellent article debunking the myth that encompasses the life and times of Lawrence of Arabia would have been further enriched by reference to the Middle East Diary, 1917-1956 of Colonel Richard Henry Meinertzhagen, published by Thomas Yoseloff (1960). Meinertzhagen during World War I was on the staff of General Allenby's army which conquered Palestine and he became chief political officer in Palestine and Syria in the postwar military administration of these regions. He also served as a member of Herbert Samuel's staff when the latter was appointed High Commissioner of Palestine, and was attached to the British delegation to the Paris Peace Conference as an adviser (1919-20).

From 1921 to 1924 Colonel Meinertzhagen was military adviser to the Middle Eastern Department of the Colonial Office. His diary (from which I quote verbatim below) is thus a valuable record, as well as a source for correcting the misinterpretations of history relating to persons and events that stirred the Middle East during the turbulent period 1917-56.

Meinertzhagen knew T. E. Lawrence intimately (he devotes sixteen pages of his diary to him) and was puzzled by this man whom he alternately pitied and admired. . . .

This strange friendship between the professional soldier and the eccentric but brilliant amateur began in Rafa, Palestine, on December 10, 1917. It was nighttime and Colonel Meinertzhagen was working in his tent when,

. . . in walked an Arab boy dressed in spotless white, white headdress with golden circlet; for the moment I thought the boy was somebody's pleasure boy, but it soon dawned on me that he must be Lawrence whom I knew to be in camp. . . . Lawrence praised his Arabs, boasting that with 7,000 well-armed men he would take on and defeat ten times their number in European troops, emphasizing only in the desert. . . . I was not impressed by Lawrence's bombastic exaggerations. . . . He loathes the French, fearing they may interfere with his dreams of an Arab empire in Arabia, Mesopotamia, Syria, and Palestine. I reminded him of Zionism and Palestine. He promised that Palestine would be a self-governing province under Arab sovereignty.

At the Paris Peace Conference of 1919 Meinertzhagen renewed his acquaintanceship with T. E. Lawrence and confided to his diary (August 4, 1919):

He is writing a book [Seven Pillars of Wisdom] on his Arabian exploits and admitted to me that though it purports to be the truth, a great deal of it is fancy, what might have happened, what should have happened, and dull little incidents embroidered into hair's-breadth escapes. He confesses that he has overdone it and is now terrified lest he is found out and deflated. He told me that ever since childhood he had wanted to be a hero, that he was always fighting between rushing into the limelight and hiding in utter darkness but the limelight had always won. And now he is genuinely terrified at his brazen imagination—all to what purpose? He hates himself and is having a great struggle with his conscience.

. . . Using arguments strongly akin to those outlined in Mr. Kedourie's article, Meinertzhagen believed that Lawrence's reputation in the final analysis must rest on his military career. He acknowledged Lawrence's skill as a guerrilla leader but parted company from Lawrence's partisans and worshippers who considered him a military genius. . . .

Interestingly enough, his diary entry of December 8, 1937 seems to bolster Mr. Kedourie's doubts about the Deraa incident, and contradicts Meinertzhagen's earlier account (diary entry of July 20, 1919). After reiterating his objections to Lawrence's book, Seven Pillars of Wisdom, he notes: “. . . The Deraa incident is false. T.E.L. would have recalled that book if possible; therefore how I loathed the unlimited edition published immediately after his death. . . .”

In his last diary entry on Lawrence, dated November 20, 1955, London, Meinertzhagen wrote:

Aldington has just published a book [Lawrence of Arabia: A Biographical Enquiry] exploding the Lawrence myth. It is a venomous book but true. Lawrence was the victim of his own desire for publicity, but I blame the so-called Lawrence Bureau for pushing him into such an impossible position—men like Lowell Thomas, Storrs, and his own family. There are also men like Lloyd George, Winston Churchill, Allenby, and Wavell who helped erect the myth and made the most extravagant claims for Lawrence's military genius. . . . Lawrence never commanded anything but a looting rabble of murderous Arab levies, he took part in no major military operation, and his desert exploits had not the slightest bearing on Allen-by's campaign. . . .

Lawrence's love of speed and power was closely linked with the fascination for great big he-men such as Allenby, Dalmeny, Churchill, and many others. He had no use for women, his sexual inclinations being big strong men. He had little use for small men such as he was himself. I remember an occasion in the Majestic Hotel in Paris when he ran off with my knobkerry; I chased him, caught him, and holding him tight, gave him a spanking on the bottom. He made no attempt to resist and told me later that he could easily understand a woman submitting to rape once a strong man hugged her.

But, all the same, he had great charm, and I was devoted to him. His obsession for publicity ruined his life; he got what he wanted, knew it was all false, and got frightened. He found out that his life was an enacted lie. . . .

Joseph Adler
Forest Hills, New York
www.commentarymagazine.com/viewarticle.cfm/t--e...
Любопытно, что о Майнерцхагене сам Лоуренс написал как о человеке с "мощным телом и свирепым умом"(Ну да: схватил и отшлепал.) Вообще-то и по другим отзывам так: пишут, что Мэйнерцхаген якобы однажды должен был обменяться рукопожатием с каким-то кенийцем, протестующим против злоупотреблений империализма, а вместо этого пристрелил его из пистолета. Он же убил одного своего грума молотком для поло. Словом, есть чем восхищаться. "Настоящий мужчина" во всей красе. Правда, фраза, которую я прочла вслед за этим описанием сомнительных подвигов Майнерцхагена, вызвала у меня приступ нервного смеха. Написано там было:"" Майнерцхаген думал, что сексуальное насилие, которому он подвергся в приготовительной школе,оправдывает любое его деяние, таким образом карьера в разведке полностью его удовлетворила."findarticles.com/p/articles/mi_qn4159/is_/ai_n3...




URL записи

17.12.2008 в 19:52
Пишет tes3m:

Ричард Мейнерцхаген и Т.Э. Лоуренс



Насмотревшись фильма с Файнсом, я искала еще что-нибудь о встречах Лоуренса и Майнерцхагена. В прошлый раз я приводила слова Майнерцхагена. о том, что Лоуренс был гомосексуалистом, любившем высоких сильных мужчин("Любовь Лоуренса к скорости и силе была тесно связана с его очарованностью "настоящими мужчинами" высокого роста.... Ему не нужны были женщины, его сексуально привлекали большие сильные мужчины. ... Я помню случай в отеле Мажестик в Париже, когда он убежал с моей дубинкой (knobkerry); я преследовал его, поймал,крепко обхватил и отшлепал по заднице .Он не попытался сопротивляться и сказал мне позже, что может легко понять женщину,которая подчиняется изнасилованию,когда ее обнял сильный мужчина." Вот что еще я нашла:"..Майнерцхаген пишет, однажды вечером летом 1919 обезумевший Лоуренс появился в двери его гостиничного номера. Он признался, что книга, которую он писал о cвоем участии в войне, не во всем правдива, что он “был вовлечен в огромную ложь-"заточен во лжи’, по выражению,”..Лоуренс затем стал признаваться, что, когда он был захвачен турецким губернатором Дераа в 1917 он был изнасилован ( вернее, sodomised) губернатором и его слугами. Майнерцхаген попросил Лоуренса говорить правду (“я ненавижу фальшивки,” сказал он). В более поздней записи Майнерцхаген сказал о Лоуренсе, что тот умеет так преувеличить правду, что никто не может сказать, где реальный факт, а где приукрашивание."One evening in the summer of 1919, Meinertzhagen wrote, a distraught Lawrence appeared at the door of his hotel room.He confessed that the book he was writing about his experiences in the war was not all true,that he“had been involved in a huge lie—‘imprisoned in a lie’ was his expression,”Meinertzhagenwrote.Lawrence then went on to reveal that when he had been captured by the Turkish governor of Deraa, in 1917, he had been sodomized by the governor and his servants. Meinertzhagen begged Lawrence to tell the truth (“I loathe fakes,” he said). In later entry,Meinertzhagen said of Lawrence, “He has a trick of inflating the truth so that one can not tell which is basic fact and which is embellishment.”
goliath.ecnext.com/coms2/gi_0199-5666200/RUFFLE...
Еще Майнерцхаген писал о Лоуренсе: "Самой замечательной чертой его внешности был огонь в голубых глазах, таившийся, когда они были счастливы или мечтательны, но ярко горевший в минуты воодушевления."Цитирую по "T.E. Lawrence: Biography of a Broken Hero"(стр.114)
Harold Orlans.Там же в описании внешности сказано, что зубы у него были плохие, поскольку он мало и плохо питался, зато любил конфеты.Это не имеет никакого отношения к теме поста, но мне понравилось... А еще мне понравилось сообщение о том, что через два года после версальской мирной конференции Майнерцхаген," работая военным советником Министерства по делам колоний, делил комнату со своим другом Т.Э. Лоуренсом."www.archiveshub.ac.uk/news/0305mein.html
Ах да, прочла еще про М., что он только негров в Африке и конюха в Индии убил, но и вторая жена как-то подозрительно умерла - нечаянно застрелилась его пистолетом...


URL записи

@темы: masochism and sexuality, Дераа, Майнерцхаген