Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:44 

Отрывок из мемуаров Гарри Синдерсона

tes3m
Сэр Гарри Синдерсон (1891-1974) был личным врачом Фейсала с 1921 г. до его смерти. В 1973 г. была опубликована книга Синдерсона «Тысяча и одна ночь: воспоминания об иракской династии потомков шерифа Мекки» (Ten Thousand and One Nights: Memories of Iraq's Sherifian Dynasty) с предисловием Фрейи Старк.

Фейсал и Гарри Синдерсон в 1932 г.
Я перевела короткий отрывок, описывающий впечатления Синдерсона от встречи с Т.Э.Лоуренсом, произошедшей в 1925 г. во время визита Фейсала в Лондон. В конце Синдерсон рассуждает о Лоуренсе, основываясь, как можно догадаться, не столько на впечатлениях от недолгой встречи, сколько на том, что он слышал о Лоуренсе от окружающих, и я считаю, что это тоже любопытно, так как показывает, какие разговоры неофициально велись о Лоуренсе среди его современников. Подобные вещи известны нам из публикации некоторых писем, дневников и мемуаров (еще один пример из письма Э.М. Форстера) и они заметно контрастируют с тем, как было принято публично высказываться о Лоуренсе.
«За несколько минут до нашего отъезда в Суррей тонкий, голубоглазый, светловолосый молодой человек, одетый как рядовой Королевских военно-воздушных сил, соскочил с мотоцикла, позвонил в дверь и сказал, что хочет видеть Его Величество. Ливрейный лакей, открывший дверь, был ошеломлен такой необычной просьбой; он ответил, что король собирается покинуть Лондон... Однако Фейсал, не пытаясь отгадать личность посетителя, велел слуге проводить незнакомца в приемную залу. Через полминуты вошел бортмеханик Томас Эдвард Лоуренс, стипендиат Оксфордского колледжа Всех святых, повсеместно известный как "Лоуренс Аравийский". Король сердечно приветствовал Лоуренса. Они не встречались с последнего визита Его Величества в Европу, и тот шутливо спросил своего бывшего начальника штаба, за что его разжаловали в рядовые. ... До встречи с Лоуренсом я не представлял, что найду его внешность такой юной, а манеры такими робкими. Судя по разговору с ним, не было сомнений, что он счастлив в Королевских военно-воздушных силах, а затем он сказал нам, что не может вообразить существования более привлекательного, чем у бортмеханика. Он утверждал, что утратил всякий интерес к Среднему Востоку — заявление, которое подтверждается в письме к сэру Перси Коксу, позднее президенту Королевского географического общества...
Много гипотез было выдвинуто для объяснения сбивающего с толку поведения этой загадочной личности, и много внимания было уделено сексуальной склонности к своему полу. Одним из наиболее резких критиков Лоуренса был сэр Арнольд Уилсон, и в письме к сэру Перси Коксу с приложенным первым изданием "Семи столпов мудрости" он написал: "Мне это не нужно. Мне не нравится этот человек и ненавистна эта тема" и продолжил: "первые три страницы тошнотворны и их достаточно, чтобы обосновать его безбородость и то, что он любил одеваться в длинные одежды и фотографироваться в них... Гомосексуальное поведение было слабостью Лоуренса и причиной его пребывания в ВВС и в танковом корпусе..."* Нет никакого сомнения, что Лоуренс — пример психопатической личности, которой была присуща гениальность, пример отклонения от нормы, что характерно для многих из тех, чье имя бессмертно — для Жанны д'Арк, Челлини, Микеланджело, Моцарта и Толстого, если упомянуть лишь немногих в разных сферах деятельности. Фейсал редко упоминал о Лоуренсе, а когда упоминал, почти неизменно определял его эпитетом "meskin"** (жалкий, бедный)».
*Синдерсон неточно цитирует письмо Уилсона (хотя две первые и последняя фраза переданы без изменений). Об этом письме я еще напишу.
** Арабское слово, которое иногда передают английским "wretched" (например, в рецензии на книгу Синдерсона в журнале "The Economist": "Faisal rarely referred to Lawrence and "when he did the epithet meskin [wretched] was almost invariably employed". (1974, v.249,p. 132).

"A few minutes before our departure for Surrey, a slim, blue-eyed, fair-haired young man, attired as an aircraftman of the Royal Air Force, dismounted from his motor-cycle, rang the door-bell and asked to see His Majesty. The livery-servant who opened the door was taken aback by such an extraordinary request; he replied that the King was about to leave London... However, without guessing the identity of the visitor, Feisal told the footman to show the stranger to the waiting-room. Half a minute later, in walked Air Mechanic Thomas Edward Lawrence, Research Fellow of All Souls College, Oxford, known far and wide as 'Lawrence of Arabia'. The King greeted Lawrence cordially. They had not met since His Majesty's last visit to Europe and, jestingly, he asked his late Chief of Staff why he had been reduced to the ranks. ... Before I met Lawrence I had not pictured him to be nearly so youthful in appearance nor so shy in manner as I found him.Judging by his conversation, there was no doubt that he was happy in the Royal Air Force and, further, he told us that he could not imagine a more attractive existence than that of an air mechanic. He stated that he had lost all interest in the Middle East, an assertion confirmed in a letter to Sir Percy Cox, then President of the Royal Geographical Society...
Many hypotheses have been propounded in explanation of the puzzling behaviour of this enigmatic personality, and much has been made of a sexual propensity to his own sex. One of Lawrence's most scathing critics was Sir Arnold Wilson, and in a letter to Sir Percy Cox with which he enclosed the first instalment of Seven Pillars of Wisdom he wrote, 'I have no use for it. I dislike die man and hate the matter,' and continued, 'the first three pages are sickening, and go far to prove his beardlessness, his love of dressing and being photographed in long clothes ... Homosexual practices are Lawrence's weakness, and the reason for his sojourn in the R.A.F. and the Tank Corps . . .' There can be no doubt that Lawrence was an example of psychopathic personality associated with genius, an abnormality that has characterised many of the world's immortals — Joan of Arc, Cellini, Michelangelo, Mozart and Tolstoy, to mention but a few, in varied spheres of activity. It was rare for Faisal to make any reference to Lawrence, and when he did the epithet meskin was almost invariably employed" (Records of the Hashimite Dynasties: Iraq, the reign of King Faisal I, v.11, 1995, pp. 208-209).

@темы: отзывы о ТЭЛ, окружение ТЭЛ, внешность ТЭЛ, Фейсал, Аравия, masochism and sexuality

Комментарии
2013-10-10 в 11:57 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
Неофициальные разговоры контрастирующие с публичными высказываниями о Лоуренсе это очень волнительная тема) спасибо за такой хороший отрывок) а книгу врача Фейсала в сети найти можно?

2013-10-10 в 13:25 

tes3m
В сети не нашла. А на эту тему у меня получается писать только небольшими фрагментами, переводя отрывки, а то если долго пишу об этом, начинают раздражать те люди, которые не позволяли писать о Лоуренсе что-то, расходившееся с официально одобренным образом, но при этом сами в такой образ не верили. Это я не про врача, разумеется, он тут не при чем, но вспоминаются другие.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Lawrence of Arabia

главная