Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
20:45 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
Краткий пересказ изданной в Мюнхене 2010 г. биографии ТЭЛ под названием "Лоуренс Аравийский: человек и его время" профессора Петера Торау.
Главная линия Торау — ТЭЛ стал героем и получил известность исключительно благодаря своему писательскому таланту и шоу Лоуэлла Томаса, на самом деле он был одним из многих офицеров связи, не принимал важных решений и не участвовал в решающих событиях. Особым доверием (а значит, на него больше всего ссылок) пользуется у Торау арабский биограф Лоуренса Сулейман Муса, опросивший в 1960-е годы непосредственных участников событий, много внимания уделяется так же сравнению определенных моментов из Столпов с историческим материалом. Первое, что в "Семи столпах мудрости" подвергается сомнению, это доклад Лоуренса Клейтону об армии Фейсала. По мнению немца, ТЭЛ не мог за недолгое время пребывания в Аравии достаточно изучить арабские методы ведения войны, а сведения почерпнул скорее из книги Колвела 1899 года "Маленькие войны". Торау сомневается в ненависти арабов к туркам и самой идее освободительного движения, подкрепляя свои сомнения словами арабиста Alois Musil: "О любви к родине и религии бедуины не имели ни малейшего представления. И в 1914-1915 племена объединили английские деньги". Tорау подозревает, что идею арабской революции Лоуренс придумал сам, потому что она с одной стороны соответствовала его романтической натуре, с другой позволяла играть на гордости и амбициях шерифа Хуссейна и его сыновей. Главным его инструментом в этой игре, конечно, видят Фейсала, который легко и прочно попал под влияние Лоуренса.
     Далее следуют комичные и нелестные характеристики Лоуренса периода Йенбо - например, от полковника Уилсона. Письмо последнего Клейтону: "Лоуренсу следует дать пинка и основательно, тогда, возможно, он исправится. В настоящий момент я оцениваю его как упрямого молодого осла, который возомнил, что больше всех знает о сирийских арабах, войне, а также лучше всех разбирается в кораблях и машинах. Всем, кто его встречал, он действует на нервы - от адмирала до юнги на всем Красном Море".
     В главе "Человек с золотом" Tорау проходится по описаниям лагеря Абдуллы в Вади Аис, утверждая, что в "Семи столпах мудрости" Лоуренс выставляет Абдуллу в невыгодном свете исключительно потому, что, как рассказал Абдулла в своих мемуарах, арабы плохо встретили Лоуренса. Из мемуаров Абдуллы выходит, что шерифы мелких кланов были возмущены присутствием чужака, и Абдулла, чтобы их успокоить, запретил Лоуренсу свободно разгуливать по лагерю. Естественно, Tорау тут же задается вопросом, понимал ли сам Лоуренс, что арабы к нему всегда относились как к чужаку и терпели его присутствие в основном ради английских денег. Ссылаясь на того же арабского биографа Сулеймана Мусу, Tорау настаивает на том, что свои способности договариваться с арабами, как и роль стратега, Лоуренс сильно преувеличил. Вслед за Сулейманом Мусой, который основывался на свидетельствах участников событий, Tорау не верит в то, что по дороге в Акабу, Лоуренс, как он это описал, предпринял двухнедельную разведку на север, где договорился со многими вождями племен.
     Интересный, на мой взгляд, момент относится к периоду взятия Веджха. Незадолго до похода на Веджх главой британской военной миссии при Фейсале был назначен подполковник Ньюкомб. Майоры Кокс, Викери и капитан Лоуренс обязаны были подчиняться прямым приказам Ньюкомба. На этом официально закончилась работа Лоуренса как офицера связи при Фейсале. Но в день своего прибытия в Веджх Фейсал написал своему отцу шерифу Хусейну письмо с просьбой срочно телеграфировать Клейтону в Каир, что для Фейсала "очень важно, чтобы Лоуренс, который оказал ему очень ценную поддержку, не возвращался в Каир". Так как Клейтон не смел отказать просьбе шерифа Мекки, Лоуренс и дальше оставался офицером связи при Фейсале.
     Примерно в то же время, сразу после Веджха, Ньюкомб и Гарланд получили от шерифа Мекки Хусейна разрешение путешествовать в глубь его владений (прежде этой привилегией обладал только Лоуренс). Первая успешная диверсия на железной дороге была проведенна Гарландом, он же, зная арабский, обучал арабов обращению со взрывчаткой. Гарланд в своих докладах писал, что арабы недисциплинованы, не подчиняются приказам и "своим безмозглым поведением, таким, как пение и переклички вблизи вражеских позиций" постоянно подвергают себя опасности. Тут же приводится нелестный отзыв Лоуренса о Гарланде, в бесседе с Лидделом Гартом Лоуренс якобы охарактеризовал Гарланда как уставшего больного человека, неподходящего для этой работы.
     Что касается договора Сайкса-Пико, который в арабском мире долгое время воспринимали как худшее доказательство империалистической жадности и одновременно образец двойной игры самого скверного пошиба, архивы Форин-офиса показывают, что сам Хусейн не думал о создании на территории своего обширного королевства современного национального государства. Он не только был готов гарантировать британское экономическое влияние на территории своего королевства, но даже считал такое влияние необходимым, рассматривая Англию как защитницу. Что касается того, как и когда Хусейн и его сыновья узнали о договоре Сайкса-Пико, достоверно это выяснить не представляется возможным: либо от сирийских политических кругов Каира в октябре 1916, либо это случилось так, как пишет Лоуренс в Семи столпах: он рассказал Фейсалу о секретном договоре в феврале 1917 года, когда возникла необходимость противодействовать французским планам захвата Акабы. Так или иначе, уже в мае 1917 года Хусейн и его сыновья встречались, чтобы обсудить договор.
читать дальше

Peter Thorau. Lawrence von Arabien:Ein Mann und seine Zeit. C.H.Beck, 2010.

@темы: Аравия, Дераа, Фейсал, биография ТЭЛ, политика

Комментарии
2013-06-06 в 14:16 

tes3m
Stochastic, Вчера не было времени, а хотелось рассказать еще об одном случае, когда описание политического события, данное Лоуренсом, не соответствует фактам и обнаруживает наивность, а также преувеличенное мнение о своем влиянии на политику. Сулейман Муса пишет: "Лоуренс выдвигает неслыханное притязание на то, что он приложил руку ко взятию Эрзерума весной 1916 г, поскольку в книге "T.E. Lawrence to his biographers" говорится, что он сказал Лидделу Харту, будто установил контакт между великим князем Николаем Николаевичем, русским командующим Кавказским фронтом, и некоторыми арабскими офицерами, служившими в турецкой армии в Эрзеруме. Кажется почти излишним доказывать, что это притязание Лоуренса не основано на фактах, потому что взятие Эрзерума было чисто военной операцией". А Мэк пишет, что если сказанное Лоуренсом Лидделу Харту еще может содержать хоть какие-то факты (то есть английская разведка могла сообщить русским какие-то сведения о турках и занималась пропагандой), то Грейвсу Лоуренс вообще заявил, что о сдаче Эрзерума договорились, что она была организована (arranged), в то время как на самом деле Эрзерум был взят только после ожесточенных боев. Т.е. даже неважно, что об участии Лоуренса в этом деле мы знаем только от Лоуренса. Просто не видно, чтобы Арабское бюро вообще хоть как-то повлияло на взятие Эрзерума.
Сулейман Муса пишет, что никто, даже ниспровергатели Лоуренса, не отрицает его ума, но понятно, почему многие теперь не спешат верить ему на слово. От себя скажу, что в этих случаях Лоуренс, похоже, сам заблуждался — такое впечатление, будто он считал, что если высказал какую-то идею, а потом ее выдвинул кто-то еще, то это взято непременно у него, Лоуренса (а биографы рады это поддерживать — если бы по документам не было известно, что Китчинер высказывал мысли об Александретте раньше, некоторые биографы Лоуренса так бы и писали, что, конечно же, идея была взята у Лоуренса, будто сам Китчинер или кто-то еще не мог до нее додуматься). А в случае со взятием Эрзерума Лоуренс вообще отмел действительные обстоятельства дела: раз Арабское бюро пыталось "организовать" сдачу Эрзерума (об этом данных вроде бы нет, но тут Лоуренс вряд ли стал бы придумывать, т.к. работавшие там вместе с ним могли начать спорить), то пусть на самом деле Эрзерум взяли с боя, пусть там тысячи были убиты, это все равно должно считаться успехом Арабского бюро, точнее, лично Лоуренса. Может, и насчет Веджха Лоуренс первоначально был уверен, что это его заслуга (он же хотел взять Веджх), и только обнаружив, что взбесил этим Викери, признал, что у сражавшихся там есть основания считать победу своей заслугой). Ну и помимо таких эпизодов, похожих на заблуждения Лоуренса из-за легкомыслия, наивности и т.п. мы знаем и о том, что он порой сознательно писал и говорил неправду. Потому я и не вижу у Торау злонамеренности, попыток очернить Лоуренса. Торау, судя по твоему пересказу, хотел опираться только на то, что известно точно. То есть — не только от Лоуренса.
Причем я понимаю, почему он не верит "даже рапортам" Лоуренса. Я бы даже сказала, что, судя по словам самого Лоуренса, к его рапортам и надо подходить с недоверием, ведь Лоуренс написал, что рапорт о битве, за которую он получил орден «За выдающиеся заслуги», был «горькой пародией» ("Parody my arse", — комментирует Олдингтон в письме другу). Военный рапорт не тот жанр, в котором принято демонстрировать свой талант пародиста, так что даже если не считать, как Олдингтон, что Лоуренс сперва расхвастался, а потом испугался, что уличат (и притворился, что писал не всерьез), это признание Лоуренса никак не свидетельствует об особой надежности его рапортов.

2013-06-06 в 14:29 

tes3m
Stochastic, Ага, понятно.))) Лиддел Харт писал, что это Джемаль назначил награду в 20 тысяч фунтов стерлингов за голову Лоуренса.

2013-06-06 в 15:30 

tes3m
Stochastic, Прости, отвлеклась от Дамаска. Ну да, ты правильно поняла, Лоуренс уже тогда мечтал о походе на Дамаск, только собирался опереться на противников Хуссейна.

2013-06-06 в 16:10 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
tes3m, От себя скажу, что в этих случаях Лоуренс, похоже, сам заблуждался — такое впечатление, он считал, что если высказал какую-то идею, а потом ее выдвинул кто-то еще, то это взято непременно у него, Лоуренса
Если еще учесть что многие из этих идей витали в воздухе, в основном были выводами, которые могли сделать достаточно хорошо знакомые с положением дел люди) короче заносило Лоуренса просто сказочно)
В свящи с этим вопрос про разоблачение становится каким-то ненормально душещипательным))) конечно, у Торау нет злых намерений и как историк он всего лишь опирается на факты, но при этом он подлавливает Лоуренса на обмане, а такое по умолчанию несет в себе заряд негатива и бросает тень на Лоуренса( пофиг из любви к правде это Торау делает или из желания очернить) это противоречие видимо еще один спецефический момент увлечения Лоуренсом, отражающий глубину и безнадежность этого увлечения))) когда начинаешь знакомиться с Лоуренсом фапаешь на его героическую ипостась, вторая стадия восхищение столпами и чеканкой, эпиком и самобичеванием, потом бедный адепт переходит к затяжной третье стадии, читает письма, биографии, получает удовольствие от несовпадений, противоречий и наконец понимает как сильно Лоуренсу нужно было чтобы его любили или словами Мейценхагена " бедный маленький Лоуренс"

2013-06-07 в 14:36 

amethyst deceiver
It's his excessive consumption of mushrooms. They've addled his brain...(c)
Stochastic, конечно, у Торау нет злых намерений и как историк он всего лишь опирается на факты, но при этом он подлавливает Лоуренса на обмане, а такое по умолчанию несет в себе заряд негатива и бросает тень на Лоуренса( пофиг из любви к правде это Торау делает или из желания очернить) мне кажется, это не из любви к правде растет, и не из желания очернить кого-то, а скорее из нежелания Торау быть (и чувствовать себя) одураченным.

2013-06-07 в 15:56 

tes3m
Stochastic, Мой интерес к Лоуренсу (мне тогда было лет 11) начался несколько иначе, не с героизма и даже не с самобичевания, а с недоброжелательных советских отзывов и описания Лоуренса в книге Хескета Пирсона о Бернарде Шоу. Особенно повлияло, наверное это: «В их доме он себя чувствовал легко: его неизлечимое позерство могло одурачить кого угодно, только не такого театрального волка, как Шоу. Шоу всячески высмеивал его манеры и экстравагантный литературный вкус, выдававший в Лоренсе, по словам Шоу, то легковерного и поверхностного дилетанта, то первоклассного профессионала. Шоу любил пронзительный ум Лоренса, его сметливость, отсутствие у него всякого почтения к сановным особам и сказочный дар рассказчика. Но Шоу полагал также, что задержка в физическом развитии Лоренса-подростка (в результате несчастного случая) повлияла и на его умственное развитие: ведь он не разделял специфически «взрослого» интереса к политике и религии. Шоу был уверен, что именно слабостью к этим главным для всей истории человечества возбуждающим средствам определяется зрелость интеллекта». (Насчет «задержки в физическом развитии Лоренса-подростка» — очень спорный вопрос.)
И слова Шоу о жене: «Ее дневник и несколько ее писем к Томасу Эдуарду Лоренсу открыли мне недавно, сколь многого не знал о ней даже я. Лоренсу она изливала душу».
Поскольку я уже читала у советских литературоведов (писавших, естественно, не о Столпах, а об Олдингтоне — причем саму книгу Олдингтона у нас не перевели), что «полковник Лоуренс» — «агент империализма» и «женоненавистник», мне показалось, что он был, наверное, интересным человеком. Я встречала до этого эвфемистическое использование слова "женоненавистник" вместо "гомосексуалист", и дружба с Шарлоттой Шоу, мне показалось, подтверждала, что и по отношению к Лоуренсу (мол, Олдингтон не скрывает, что Лоуренс был "женоненавистник") это слово использовано именно в таком значении.
конечно, у Торау нет злых намерений и как историк он всего лишь опирается на факты, но при этом он подлавливает Лоуренса на обмане, а такое по умолчанию несет в себе заряд негатива и бросает тень на Лоуренса( пофиг из любви к правде это Торау делает или из желания очернить) Вряд ли кому-то удалось бы часто подлавливать Лоуренса на обмане, если бы тот меньше обманывал. Разоблачительные биографии пишутся о разных людях, и мне встречались, конечно, такие, в которых "разоблачения" были высосаны из пальца ради сенсационности, однако как раз среди биографий Лоуренса таких я не видела. Я не называю очернением стремление хоть сколько-нибудь объективно посмотреть на ситуацию, что, как мне кажется, пытался сделать Торау. Да даже и недоброжелательное отношение еще не равно очернению, если биограф не опускается до лжи. И сообщение "компрометирующих" подробностей, если они не придуманы. Про Олдингтона говорили, что он бросил тень на репутацию Лоуренса, про Сулеймана Мусу тоже, про Найтли и Симпсона (да и про самого Брюса с его историей, а Брюс, хоть и не самый надежный свидетель, но как раз то, что, по мнению некоторых, бросило тень на Лоуренса (порки), и не выдумал) и т.д. Олдингтона даже клеветником называли, хотя он не искажал факты (только трактовал их неприязненно, но авторское отношение у него легко отделить от фактов). Те, кому лень разбираться, и сейчас еще могут так оценивать его и других авторов критических биографий, я сама видела. Все это напоминает мне советский анекдот (этот вариант нашла в сети):
«Приехала в область иностранная делегация. Секретарь обкома звонит председателю колхоза:
- Наведи там у себя в колхозе марафет: едет иностранная делегация.
Председатель, конечно, старался, но ничего не успел.
Приехала делегация, посмотрела все и уехала. Звонит снова секретарь обкома. Спрашивает у председателя:
- Ну, была делегация?
- Была.
- Что смотрела?
- Все показал.
- И коровники разрушенные, и грязь, и убогость?
- Конечно, все.
- Так они же за границей начнут раздувать!
- Да нехай клевещут!»

2013-06-07 в 16:47 

tes3m
Stochastic, Вот, кстати, пример того, как писали о Лоуренсе советские литературоведы: «Творчество Реттигена доказало, что защита безыдейной драматургии мирно уживается с пропагандой идей реакционных. Усиление освободительной борьбы колониальных народов вызвало к жизни драму «Росс» (1960), представляющую собой апологию агента британского империализма на Ближнем Востоке полковника Лоуренса. Особенности личной судьбы Лоуренса истолковываются с фрейдистских позиций. Реакционная критика, в свое время предавшая анафеме Р. Олдингтона за его книгу, разоблачавшую Лоуренса, подняла на щит пьесу Реттигена. В псевдоисторической драме «История приключений» (или «История подвига», 1949) об Александре Македонском Реттиген воспевает величие мировой империи (явно имея в виду не Грецию, а Великобританию)» (А. Гозенпуд, "Пути и перепутья", 1967). Я тогда еще не знала, что Рэттиген гей, — потому и не догадывалась, по каким причинам он мог написать именно про Лоуренса и Александра Македонского, — но и тогда не верила этому литературоведу, что все именно так, как он пишет.

2013-06-07 в 17:28 

tes3m
Stochastic, Да, забыла написать. Чтобы иметь более полное представление о Лоуренсе, думаю, биографу нужно знать не только объективные факты его жизни, но и слухи о нем, сплетни, брань в его адрес (Ногалеса и прочих), потому что он-то сам хоть часть всего этого, но знал (если не знал, как его ругает один человек, знал, как ругает другой), а биографу, не имея о них представления, нельзя вполне понять, в каком напряжении жил Лоуренс и чего опасался. Вот, скажем, друг Лоуренса, искусствовед Джим Эде, прочитав в сборнике писем под редакцией Гарнетта слова Лоуренса, что он не садится на кровати других летчиков (Letter to Colonel Archibald Wavell 9-2-1928), задал на полях вопрос, не потому ли Лоуренс этого не делал, что кто-то до этого объяснил его службу рядовым аморальными причинами. И добавил: «Похоже, что могло быть так». (“Was this because someone had suggested he was in the ranks for immoral reasons? Looks as if it might be so.” )
Я знаю из других источников, что такие разговоры действительно были (например, Арнольд Уилсон писал об этом сэру Перси Коксу). И хотя неизвестно, из-за них ли Лоуренс вел себя именно так, но хотя бы учитывать их надо. И, кстати, вполне возможно, что именно с этими слухами (о причинах ухода в рядовые) и спорил Майнерцхаген, когда в дневнике доказывал, что Лоуренс чужд всякой грязи и т.п.

2013-06-07 в 17:29 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
amethyst deceiver, мне кажется, это не из любви к правде растет, и не из желания очернить кого-то, а скорее из нежелания Торау быть (и чувствовать себя) одураченным.
Когда я читаю, будь то художественное произведение или биография, как в данном случае, меня мало интересуют мотивы авторов) гораздо интереснее насколько хорошо автор сделал свою работу)

2013-06-07 в 17:39 

tes3m
amethyst deceiver, мне кажется, это не из любви к правде растет, и не из желания очернить кого-то, а скорее из нежелания Торау быть (и чувствовать себя) одураченным. Хорошо сказано!)))) Помню, когда я написала где-то, что мне хотелось бы знать не самую приятную версию, а правду, кто-то стал иронизировать — мол, надо же, какое правдолюбие. :-D Не помню, как я ответила, но правду я хочу знать именно по той причине, что назвала ты.)))

2013-06-07 в 17:41 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
tes3m, из твоих слов мне показалось, что тебя интересовала прежде всего гомосексуальность Лоуренса) для меня же гомосексуальность просто еще одна причина или точка нестыковки с миром, потому интерес к Лоуренсу пришел за мной именно со стороны страдающего героя))) очень ценная отсылка к слухам, спасибо) согласна, слухи о Лоуренсе часть его жизненного опыта, правда они или ложь)
О! Я кстати недавно, месяц назад прочитала "Росс", воспоминание свежо и могу сказать что пьеса мне очень понравилась) знаешь какая сцена больше всего зацепила и запомнилась? Разговор Лоуренса с Аудой, приход турецкого офицера во время этого разговора, с последующим обсуждением выдал -не выдал-почти выдал)))

2013-06-07 в 17:50 

amethyst deceiver
It's his excessive consumption of mushrooms. They've addled his brain...(c)
Stochastic, Когда я читаю, будь то художественное произведение или биография, как в данном случае, меня мало интересуют мотивы авторов) гораздо интереснее насколько хорошо автор сделал свою работу) А мне интересно понимать мотивы авторов - и прежде всего потому, что это помогает лучше оценить результат их труда.

tes3m, но правду я хочу знать именно по той причине, что назвала ты :friend: вот и мне не хотелось бы выстраивать свое суждение о чем-то сквозь розовые очки

2013-06-07 в 20:51 

tes3m
Stochastic, из твоих слов мне показалось, что тебя интересовала прежде всего гомосексуальность Лоуренса Нет, не только. Мало ли в истории геев, но не все они мне нравятся. Ну и, кроме того, я никак не могла быть уверена, что правильно догадалась. Я и сейчас ничему такому не верю, пока не найду достаточно доказательств, а тогда знала гораздо меньше. Обо многих, о ком я потом узнала точно, я тогда только догадывалась.
Ага, и Флитинг прекрасно перевела "Росса".)))

2013-06-09 в 17:01 

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Джемаль не упоминал Лоуренса в своих воспоминаниях, как и не вспоминал его в мемуарах командир немецко-турецкой армии Отто Лиман фон Сандерс. Так же о Лоуренсе ни слова в опубликованных позднее военных воспоминаниях турецких и немецких офицеров. Вспоминается еще один анекдот, про партизан в палате (или слонов в помидорах): "Вот как надо прятаться!" :) Очень наглядно показывает дух всей этой арабской скорее пиар-кампании, чем кампании военной (особенно с точки зрения кадровых военных).
amethyst deceiver, sideshow of a sideshow - оно и есть мышиная возня :) Но и правда, такую сумму вряд ли кто-нибудь без согласия важных шишек решился бы объявить.
И все-таки Лоуренс умеет грамотно строить текст так, чтобы заранее снять прямые обвинения в неправдивости - и награду у него в столпах то ли собирались выплатить, то ли не собирались, и вообще неизвестно, кто это обещал и кому, и про взятие Эрзерума дает смутный полунамек (это Грейвс с его слов так написал, что Алданов обиделся), и сколько ударов ему дали, из текста нипочем не поймешь, и, прежде всего, для начала заявляет, что сам будет решать, о чем ему говорить... а все, что говорит биографам, оставляет на совести биографов :)
Stochastic, хашимиты, идриси кааая нафиг разница И то - "дайте мне поручение, а уж особо важным я его сам сделаю"(с) дайте мне фигуру, за которой прятаться в качестве серого кардинала, а уж ореол я как-нибудь к ней подберу :yes:
выдал -не выдал-почти выдал Краткая история отношений участвующих сторон :)
tes3m
он считал, что если высказал какую-то идею, а потом ее выдвинул кто-то еще, то это взято непременно у него, Лоуренса Да, есть такая черта (у меня в голове все смешалось за последнее время, но это не РМ ли писал про тактику со стороны Лоуренса "все победы мои, а все поражения наши"? )
Вся аргументация: "ясно всякому" Вот именно. Какой-то, в общем, слишком уж поздний год стоит на обложке, такой подход давно уже не в чести...
биографу нужно знать не только объективные факты его жизни, но и слухи о нем, сплетни, брань в его адрес И не затушевывать. И искать источники в том числе и по биографиям тех, с кем он общался (потому что в случае с Лоуренсом это какая-то выпирающая тенденция, особенно по Форстеру). В конце концов, вполне можно симпатизировать предмету биографии, при этом понимая, что он живой человек, его как минимум кто-то ругает, и как минимум в части случаев есть за что :)
Вряд ли кому-то удалось бы часто подлавливать Лоуренса на обмане, если бы тот меньше обманывал. Оно и есть :yes:
Творчество Реттигена доказало, что защита безыдейной драматургии мирно уживается с пропагандой идей реакционных.:five::lol:
мне показалось, что он был, наверное, интересным человеком Замечательный подход :vo:
И спасибо за "Росса" :)

2013-06-09 в 17:45 

tes3m
FleetinG_, Думаю, вопросы авторов критических биографий насчет награды за голову объясняются тем, что во многих популярных книгах и статьях о ней пишут как о совершенно достоверном факте, обычно даже не ссылаясь ни на какие источники (и сами по себе недостоверные, вроде шоу Лоуэлла Томаса).
И все-таки Лоуренс умеет грамотно строить текст так, чтобы заранее снять прямые обвинения в неправдивости ;-) Ну а как же.))) Как вспоминает Лиддел Харт: "As we came away, into the Strand, I happened to be talking of my desire to get at the root of things, and T.E., pointing to a match-seller, remarked, "If you let your passion for truth grow upon you like this, you'll finish by selling matches in the Strand".
это Грейвс с его слов так написал а все, что говорит биографам, оставляет на совести биографов Биографы Грейвс и Лиддел Харт потом жаловались, что он это делал, рассказав им все и проверив написанное.:D
но это не РМ ли писал про тактику со стороны Лоуренса "все победы мои, а все поражения наши"? У него не помню, надо проверить, встречала что-то такое у работавших вместе с ТЭЛ.
И не затушевывать. И искать источники в том числе и по биографиям тех, с кем он общался (потому что в случае с Лоуренсом это какая-то выпирающая тенденция, особенно по Форстеру). В конце концов, вполне можно симпатизировать предмету биографии, при этом понимая, что он живой человек, его как минимум кто-то ругает Вот именно. :friend:
Ты, наверное, и так поняла, хотя бы отчасти, почему мне Лоуренс в детстве показался интересным, но я все же объясню, как бы наивно это ни выглядело: читаешь о ком-то как об агенте империализма, представляешь человека со взрослыми скучными интересами, а тут его называют Питером Пэном, да еще и дружит он не с консервативными правыми политиками, а с Бернардом Шоу. ;-)

2013-06-09 в 17:56 

tes3m
FleetinG_, sideshow of a sideshow - оно и есть мышиная возня Так это же в мировых масштабах.)))) А Джемаль и сам участник этого sideshow.)))

2013-06-10 в 09:29 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
FleetinG_, спасибо большое за перевод "Росса" и "Демона абсолюта"

2013-06-11 в 15:48 

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
о ней пишут как о совершенно достоверном факте Ох и не только о ней :D И действительно, эффектная цитата о продавце спичек, прямо удивительно, что вижу ее в первый раз, спасибо.
представляешь человека со взрослыми скучными интересами О да, в таком случае открытие истинной стороны вопроса явно впечатляющий процесс :)
Stochastic, и вам спасибо за интерес :sunny:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Lawrence of Arabia

главная