• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:05 

Обзоры

moody flooder
Исторический Т.Э. Лоуренс:
Чай с ванилью выкладывает цитаты из "Семи столпов мудрости"
BabyDi цитирует информацию о предыстории Арабского восстания
Stochastic цитирует письмо ТЭЛ к Стюарту Лоуренсу Ньюкомбу (шести лет)
На New York Times выложены цитаты ТЭЛ, замеченные на военных базах
georgy-konstantinovich-zhukov пишет про штурм Акабы

Фильм:
caro8680 выкладывает скан нового интервью с Питером О"Тулом в GQ Magazine (июнь 2013)
Ляо Чжай смотрит "Лоуренса Аравийского"

Фандом:
Капитан А. рассказывает про увлечение фильмом
ФБ-команда ТЭЛ отвечает на вопросы ФБ Интервью

Фантворчество:
astridandersson рисует открытку с Лоуренсом
martyplanchais рисует портреты Али акварелью
thisworthierking рисует открытку с цитатой из ТЭЛ

@темы: обзоры

17:01 

tes3m
Когда-то я писала о солдате Э.Палмере (по прозвищу "Пош"), его отношениях с Э.М.Форстером и о той роли, которую сыграл в этой истории Т.Э.Лоуренс. О дружбе Лоуренса и Палмера я писала тут. Мне бы хотелось увидеть портрет Поша работы Огастеса Джона, о котором так много говорилось в переписке Форстера и Лоуренса, но его местонахождение теперь неизвестно. Я нашла лишь портрет Поша Палмера работы Гилберта Спенсера.

1925 г.
Another Life: Lawrence After Arabia by Andrew Simpson - 2011, p.31.

@темы: окружение ТЭЛ, Clouds Hill

16:43 

Отрывок из книги Фреда Д. Кроуфорда "Ричард Олдингтон и Лоуренс Аравийский"

tes3m
Отрывок главным образом посвящен попыткам Ричарда Олдингтона выяснить у Лоуэлла Томаса, насколько Т.Э. Лоуренс помог ему в работе над шоу и книгой "С Лоуренсом в Аравии".

     Aldington had not mentioned his TEL research to Williamson until 3 November 1950, more than a year after he had begun. According to Aldington's sources, TEL had disavowed the title "Prince of Mecca," had refused a CB and DSO, and had disposed of a Legion of Honour and Croix de Guerre by tossing them into the river, returning them to the French, or tying them around the neck of Hogarth's dog, depending on who was telling the story. The title and honors, however, appeared in TEL's Who's Who entries. Aldington particularly wanted to know whether TEL had compiled his own Who's Who entries or whether someone working for Who's Who had prepared them without TEL. On 22 January 1951, Aldington asked Williamson to act as his intermediary with Who's Who since "Now directly I approach somebody they know it is a biographer and are cagey or busy."' читать дальше

Richard Aldington and Lawrence of Arabia: a cautionary tale by Fred D. Crawford, 1998, pp. 23-28.

@темы: биография ТЭЛ, окружение ТЭЛ, черты характера ТЭЛ

13:54 

Milarka-Li
20:45 

Stochastic
Так это была жизнь? Ну что ж! Ещё раз!
Краткий пересказ изданной в Мюнхене 2010 г. биографии ТЭЛ под названием "Лоуренс Аравийский: человек и его время" профессора Петера Торау.
Главная линия Торау — ТЭЛ стал героем и получил известность исключительно благодаря своему писательскому таланту и шоу Лоуэлла Томаса, на самом деле он был одним из многих офицеров связи, не принимал важных решений и не участвовал в решающих событиях. Особым доверием (а значит, на него больше всего ссылок) пользуется у Торау арабский биограф Лоуренса Сулейман Муса, опросивший в 1960-е годы непосредственных участников событий, много внимания уделяется так же сравнению определенных моментов из Столпов с историческим материалом. Первое, что в "Семи столпах мудрости" подвергается сомнению, это доклад Лоуренса Клейтону об армии Фейсала. По мнению немца, ТЭЛ не мог за недолгое время пребывания в Аравии достаточно изучить арабские методы ведения войны, а сведения почерпнул скорее из книги Колвела 1899 года "Маленькие войны". Торау сомневается в ненависти арабов к туркам и самой идее освободительного движения, подкрепляя свои сомнения словами арабиста Alois Musil: "О любви к родине и религии бедуины не имели ни малейшего представления. И в 1914-1915 племена объединили английские деньги". Tорау подозревает, что идею арабской революции Лоуренс придумал сам, потому что она с одной стороны соответствовала его романтической натуре, с другой позволяла играть на гордости и амбициях шерифа Хуссейна и его сыновей. Главным его инструментом в этой игре, конечно, видят Фейсала, который легко и прочно попал под влияние Лоуренса.
     Далее следуют комичные и нелестные характеристики Лоуренса периода Йенбо - например, от полковника Уилсона. Письмо последнего Клейтону: "Лоуренсу следует дать пинка и основательно, тогда, возможно, он исправится. В настоящий момент я оцениваю его как упрямого молодого осла, который возомнил, что больше всех знает о сирийских арабах, войне, а также лучше всех разбирается в кораблях и машинах. Всем, кто его встречал, он действует на нервы - от адмирала до юнги на всем Красном Море".
     В главе "Человек с золотом" Tорау проходится по описаниям лагеря Абдуллы в Вади Аис, утверждая, что в "Семи столпах мудрости" Лоуренс выставляет Абдуллу в невыгодном свете исключительно потому, что, как рассказал Абдулла в своих мемуарах, арабы плохо встретили Лоуренса. Из мемуаров Абдуллы выходит, что шерифы мелких кланов были возмущены присутствием чужака, и Абдулла, чтобы их успокоить, запретил Лоуренсу свободно разгуливать по лагерю. Естественно, Tорау тут же задается вопросом, понимал ли сам Лоуренс, что арабы к нему всегда относились как к чужаку и терпели его присутствие в основном ради английских денег. Ссылаясь на того же арабского биографа Сулеймана Мусу, Tорау настаивает на том, что свои способности договариваться с арабами, как и роль стратега, Лоуренс сильно преувеличил. Вслед за Сулейманом Мусой, который основывался на свидетельствах участников событий, Tорау не верит в то, что по дороге в Акабу, Лоуренс, как он это описал, предпринял двухнедельную разведку на север, где договорился со многими вождями племен.
     Интересный, на мой взгляд, момент относится к периоду взятия Веджха. Незадолго до похода на Веджх главой британской военной миссии при Фейсале был назначен подполковник Ньюкомб. Майоры Кокс, Викери и капитан Лоуренс обязаны были подчиняться прямым приказам Ньюкомба. На этом официально закончилась работа Лоуренса как офицера связи при Фейсале. Но в день своего прибытия в Веджх Фейсал написал своему отцу шерифу Хусейну письмо с просьбой срочно телеграфировать Клейтону в Каир, что для Фейсала "очень важно, чтобы Лоуренс, который оказал ему очень ценную поддержку, не возвращался в Каир". Так как Клейтон не смел отказать просьбе шерифа Мекки, Лоуренс и дальше оставался офицером связи при Фейсале.
     Примерно в то же время, сразу после Веджха, Ньюкомб и Гарланд получили от шерифа Мекки Хусейна разрешение путешествовать в глубь его владений (прежде этой привилегией обладал только Лоуренс). Первая успешная диверсия на железной дороге была проведенна Гарландом, он же, зная арабский, обучал арабов обращению со взрывчаткой. Гарланд в своих докладах писал, что арабы недисциплинованы, не подчиняются приказам и "своим безмозглым поведением, таким, как пение и переклички вблизи вражеских позиций" постоянно подвергают себя опасности. Тут же приводится нелестный отзыв Лоуренса о Гарланде, в бесседе с Лидделом Гартом Лоуренс якобы охарактеризовал Гарланда как уставшего больного человека, неподходящего для этой работы.
     Что касается договора Сайкса-Пико, который в арабском мире долгое время воспринимали как худшее доказательство империалистической жадности и одновременно образец двойной игры самого скверного пошиба, архивы Форин-офиса показывают, что сам Хусейн не думал о создании на территории своего обширного королевства современного национального государства. Он не только был готов гарантировать британское экономическое влияние на территории своего королевства, но даже считал такое влияние необходимым, рассматривая Англию как защитницу. Что касается того, как и когда Хусейн и его сыновья узнали о договоре Сайкса-Пико, достоверно это выяснить не представляется возможным: либо от сирийских политических кругов Каира в октябре 1916, либо это случилось так, как пишет Лоуренс в Семи столпах: он рассказал Фейсалу о секретном договоре в феврале 1917 года, когда возникла необходимость противодействовать французским планам захвата Акабы. Так или иначе, уже в мае 1917 года Хусейн и его сыновья встречались, чтобы обсудить договор.
читать дальше

Peter Thorau. Lawrence von Arabien:Ein Mann und seine Zeit. C.H.Beck, 2010.

@темы: Аравия, Дераа, Фейсал, биография ТЭЛ, политика

14:16 

Потянуло на стихи...

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
... к счастью, не на мои :-D Просто меня дернуло полезть в письма биографам, а там Грейвс приводит стихи Лоуренса про Клаудс-Хилл - такие ужасно клаудсхилловские, причем в Сети их нет :)

Diversions

читать дальше

по мере сил - перевод

Заодно положу сюда же те стихи Лоуренса про секс взаимоотношения летчиков с воздушной стихией, что находятся в сборнике писем, а то не у всех же он есть, и в Сети их не видно, как и первых. Как сказано тут (вот, по ходу занятная ссылка нашлась), они могли бы играть роль эпиграфа к ненаписанной книге "Исповедание веры", как посвящение С.А.

Confession of Faith

читать дальше

тоже, по мере сил, перевод

Мне прямо жаль, что Лоуренс не продолжал это дело.

В качестве бонуса - забавный стишок Хогарта про Арабское Бюро, который попался мне во французском источнике, но он как раз в Сети имеется, и у Сторрса, и у Корды:

Do you know
The Arab Bureau?


перевод
(Цитируется по Orientations Сторрса, стр.179. Интересно, а куда девали самого Сторрса?)

@темы: Clouds Hill, быт и нравы эпохи, литература, окружение ТЭЛ, юмор

22:58 

Очень неточный перевод песни )

Friday_on_my_mind
Поскольку тут давали ссылку на песню группы "Running Wild" под названием "The Ghost" (альбом "Brotherhood", 2002), посвящённую Лоуренсу, могу предложить свой перевод текста песни.
Перевод очень неточный, поскольку поэтический, а это всегда сопряжено с некоторыми трудностями: что-то "выпадает", что-то приходится добавлять или пересказывать другими словами...
Текст получился длинный и слишком пафосный, но песня такая и есть.

Воспитанный в стране религиозной,
Он видел мир туманным и курьёзным.
Не отличая радости от боли,
Он полагался на свободу воли.

Лети, сквозь бури облака,
Глаза сощуря от песка!
Там, где других убьёт пустыня,
Тебя ведёт твоя гордыня.

@музыка: Running Wild "The Ghost"

@настроение: рок-н-ролльное )

@темы: музыка, fiction

22:27 

Магда Банреви. Иллюстрации к "Семи столпам мудрости" (1940-1945)

tes3m
23:43 

Генерал Рафаэль де Ногалес о Т.Э.Лоуренсе

tes3m
Когда Ричард Олдингтон решил писать биографию Лоуренса Аравийского, о котором тогда знал еще очень мало, его друг Рой Кемпбелл пытался его отговорить. Как пишет сам Олдингтон, «я начинал книгу, считая Л. героем; Рой предупредил меня, что тот героем не был, как он знает от генерала Ногалеса (командующего турецкой кавалерией)» (1). Рой Кемпбелл не любил Лоуренса, хотя тот восхищался его стихами и даже помог с первой публикацией, но об этой истории я как-нибудь расскажу отдельно, а сейчас — только о том, как о Лоуренсе отзывался генерал Ногалес. Рафаэль де Ногалес Мендес был родом из Венесуэлы, получил образование в университетах Германии, Бельгии и Испании и помимо родного испанского владел немецким, французским, итальянским и английским языками. Как и Лоуренс, Ногалес написал несколько книг, но в отличие от него был профессиональным военным, "солдатом удачи".
     Одна из книг Ногалеса, "Четыре года под полумесяцем", была переведена на русский (там в частности рассказывается о геноциде армянского народа).
     У меня создалось впечатление, что Ногалес терпеть не мог Лоуренса главным образом из-за "Семи столпов мудрости", поскольку считал эту книгу откровенной пропагандой, оправдывающей внешнюю политику Великобритании. Ему также казалось, что Лоуренс сильно преувеличивает свою роль в военных действиях. Но политическую роль Лоуренса он оценил вполне. «Из всего, что Ногалес сказал о Лоуренсе, самым мягким является следующее замечание: "Арабы, не находящиеся под явным влиянием английских офицеров, всегда делают вид, что они свободны и дружелюбны. Но мне известно, что полковник Т.Э.Лоуренс поработал над так называемым арабским восстанием, а для этих романтических кочевников, при их-то корыстолюбии, человек с мешком, набитым деньгами, священен, как изображение Будды для китайца"» (2). В то же время о профессиональных военных из числа своих противников генерал Ногалес отзывался хорошо, как и они о нем. Алленби после войны писал о Ногалесе, что тот был «отважным врагом», «а теперь надежный друг»(3). Похвалу Ногалесу я встретила и в вышедших в 1928 году воспоминаниях австралийского летчика (4), побывавшего в плену у турков и сбежавшего из Константинополя в Одессу (позднее он стал известен как политик). Ногалес случайно встретился пленным по пути в Алеппо, и защитил их, когда заподозрил, что турки замыслили против них что-то недоброе, — сказал начальнику караула, что об этих пленных знает немецкий консул, и если пленные не дойдут до места назначения, англичане устроят неприятности немецкому консулу, а тот потребует наказать конвоиров. Это помогло, пленные благополучно прибыли в Алеппо, где, как оказалось, их никто не ждал (видимо, о них даже не потрудились сообщить, рассчитывая убить в пути) (5).
читать дальше
Примечания
Пока писала, вспомнила отзыв Хемингуэя о Лоуренсе. «В письме, написанном в ноябре 1950 года старому другу Дорман-Смиту по кличке "Чинк", во время Второй мировой войны служившему в английской армии в чине генерал-майора, Хемингуэй приуменьшил достижения Лоуренса и приписал его успех в Аравии подкупам и мужеложству: "О чем я подсознательно думал, так это о количестве золота, потраченного покойным великим Т.Э. Лоуренсом (он же рядовой авиации Шоу), чтобы приобрести любовь и верность арабов, а вот убедить людей любить тебя, оставаться с тобой, воевать вместе с тобой или идти, куда ты им скажешь, без золота или гомосексуализма — это совсем другое дело».
     Письмо выражает некоторое разочарование Хемингуэя в Лоуренсе, однако книга Олдингтона, появившаяся четыре года спустя, показалась ему слишком злой и несправедливой. После ее появления Хемингуэй, по словам Мейерса, "защищал Лоуренса против его хулителей, осознавал, что партизанская война, в которой тот участвовал, имеет свои особенности, чувствовал, что незаконнорожденность и гомосексуализм могли поощрять тщеславие Лоуренса, и полностью признавал его успехи в аравийской кампании: "Я прочел на французском кое-что из произведения Олдингтона. Его по частям публиковали в "Фигаро". Лоуренса, конечно, есть в чем упрекнуть, но такой мелочной, жестокой и злобной критики я еще не читал. Возьми любого из нас; мужчины — все более или менее свиньи. Лоуренс, конечно же, не первый незаконнорожденный, появившийся на свет, и не первый и не последний педераст. Но зачем все сводить к этому и зачем отрицать, что он действительно совершил то, в чем, по словам его друзей, преуспел? Он был в нерегулярных частях, через его руки проходило большое количество денег — так разумеется, он должен был лгать..." (отсюда)

@темы: отзывы о ТЭЛ, Аравия

16:24 

Ричард Майнерцхаген о Т.Э.Лоуренсе

tes3m
Оригинальная версия дневников Майнерцхагена отличается от опубликованной, но Марк Кокер, тщательно сравнивший эти версии, пишет, что серьезных правок очень мало. Кое-что переписывалось перед публикацией по политическим мотивам: в дневниках много говорится об Израиле, приходилось учитывать текущую ситуацию. Кроме того, Майнерцхаген изменил запись о том, что Лоуренс рассказал ему о Дераа (отрывок из оригинальной версии дневника приводится в примечании к соответствующему фрагменту вместе с пояснением Кокера).
читать дальше
10.xii.1917. Rafa, Palestine
As I was working in my tent last night — about 10 p.m.— in walked an Arab boy dressed in spotless white, white headdress with golden circlet; for the moment I thought the boy was somebody's pleasure-boy but it soon dawned on me that he must be Lawrence whom I knew to be in camp. I just stared in silence at the very beautiful apparition which I suppose was what was intended. He then said in a soft voice 'I am Lawrence, Dalmeny sent me over to see you'. I said 'Boy or girl?' He smiled and blushed, saying 'Boy'. I stopped work and he sat down on my bed. I questioned him about his Arabian side-show (he did not like 'side-show', though I eventually persuaded him that it was). What Lawrence is doing in Arabia is not having the slightest influence on Allenby's main campaign. Lawrence regarded. Allenby's right flank as his particular province and resented any intrusion. I remember well at a conference when it was suggested that a British Force should be landed at Aqaba to turn the Turkish Gaza-Beersheba line; time and again this proposal was put up but Lawrence opposed it fiercely as it poached on his particular sphere and would have sabotaged the myth that the Arabs were being liberated by Arabs. But so great was Lawrence's influence with Allenby, Bols and Guy Dawnay, that got his way, despite the combined opinion of us junior members of the General Staff. Lawrence praised his Arabs, boasting that with 7,000 well armed men he would take n and defeat ten times their number in European troops, emphasizing only in the desert. If that were so, I suggested he might try out his claim against some 20,000 Turkish troops in Ma'an, Medina, etc. I told Lawrence that the Arabs were just looters and murderers, they would not stand casualties and were well understood by the Turks who refused to enlist them in combatant units. I was not much impressed by Lawrence's bombastic exaggerations. We sat talking until after midnight. I liked the little man, he had great charm and a pleasant voice, also an impish sense of humour. He is clearly trying to impress me with the importance of his desert manoeuvres and of himself. He is ambitious and makes preposterous claims whilst acting like a demure little schoolgirl. I gathered from his remarks that he has a poor opinion of regular officers but his contacts with regular officers have been negligible; what he was anxious to point out to me was that he, Lawrence, was vastly superior in desert tip-and-run raids to any regular officer. Perhaps. But what about Dawnay and Newcombe? He never mentioned any by name; he wished me to believe that his was the credit for every success. He loathes the French, fearing they may interfere with his dream of an Arab Empire in Arabia, Mesopotamia, Syria and Palestine. I reminded him of Zionism and Palestine. He promised that Palestine would be a self-governing province under Arab sovereignty. Really. I cannot see the Jews being overlorded by Arabs.
     I shall look forward to seeing Lawrence again for, in spite of his ambition, he has very great charm and a delightful quiet way of talking. But if he starts any of this impresario nonsense, pretending he is nobody at one moment and expecting hero-worship the next moment, I shall prick his bubble with a pop. One cannot act modesty and advertisement at one and the same time.
читать дальше
Примечания

@темы: политика, внешность ТЭЛ, Черчилль, Фейсал, Майнерцхаген, Дераа, Аравия, masochism and sexuality

02:42 

Обзоры

moody flooder
Фандом:
Начался прием заявок на Фандомную Битву-2013! Записаться в команду можно тут:

А оставить команде заявку, не записываясь, можно тут :)
Анна Кларк думает, что правильно начала знакомство с Лоуренсом
resident trickster радуется оживлению фандома на тумблере

Фильм:
Аннонсирован новый шестисерийный мини-сериал про Лоуренса!
Чай с ванилью смотрит "Лоуренса Аравийского" и "Опасного человека" тут, тут, тут и тут
Анна Кларк смотрит "Лоуренса Аравийского" и выкладывает гифки
Sumiko. смотрит "Лоуренса Аравийского"
James Smith пишет про "Лоуренса Аравийского"

Исторический Т.Э. Лоуренс:
volgast дает ссылку на цитаты из ТЭЛ
Чай с ванилью выкладывает цитату из биографии пера Гарта

@темы: обзоры

02:52 

Обзоры

moody flooder
Исторический Т.Э. Лоуренс:
Stochastic коспектирует немецкую биографию Лоуренса тут и тут
Sl_ai цитирует фразу Лоуренса про мечты

Фильм:
Papa-demon смотрит "Опасного человека"
kingoferebor выкладывает фото Йена МакКеллена в костюме Лоуренса
alherath эмоционально реагирует на одну сцену из фильма

Фантворчество:
Stochastic пишет фик Миражи (военная драма, 39 тысяч слов, Лоуренс/Фейсал, Лоуренс/Ауда абу Тайи, Алленби, Клейтон, Гарланд и др., NC-17) - омг читать всем в обязательном порядке, оно невероятное!
MidKnight2501 пишет фик по "Прометею" Alternate Thursdays (David 8/Meredith Vickers, David 8/Elizabeth Shaw, David 8/Lawrence of Arabia)
amiablydebauchedsloth рисует Али
maliris-art рисует Али: 1 + 2 + 3
icagic рисует Лоуренса
nautilid рисует комикс-разговор ТЭЛ и Арни Лоуренса
adminindisguise рисует Лоуренса и Али в виде пони
thesiegeperilous пишет фик по эпиграфу к 7столпам
algrenion рисует Лоуренса и Али и Лоуренса
northeastlynx рисует комикс-разговор про фильмы с упоминанием "Лоуренса"


***

А я нашла два упоминания Лоуренса в "Письме к лорду Байрону" У.Х. Одена! " I know I’ve not the least chance of survival / Beside the major travellers of the day. / I am no Lawrence who, on his arrival, / Sat down and typed out all he had to say" и " So it is you who is to get this letter. / The experiment may nor be a success. / There’re many others who could do it better, / But I shall not enjoy myself the less. / Shaw of the Air Force said that happiness / Comes in absorption: he was right, I know it; / Even in scribbling to a long—dead poet". Конечно, мы знаем, кто из них на самом деле остался в истории путевой литературы, а кто нет, но приятно ведь, что Оден похвалил ТЭЛ, да? ))))

@темы: образы ТЭЛ в искусстве, обзоры

13:54 

Welding Souls and Spirits

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Раз уж здесь стала возрастать доля фанфикшена, положу сюда свой давний перевод текста, найденного когда-то году в 2004 при поиске исторических материалов... Даже немного жаль, что он мне попался не сейчас и уже засветился в Сети :) (зато теперь заодно и подредактирован)

Автор: Derry (derryderrydown)
Название: Сплачивая души и умы
Категория: слэш
Пейринг: Лоуренс, шериф Али ибн эль Хариш
Рейтинг: наверное, все-таки R
Комментарии автора: Хоть я во многом полагался на «Семь столпов мудрости» и различные биографии Лоуренса для закадровой информации, эта вещь основана на фильме «Лоуренс Аравийский», а не на исторических фактах. Когда фильм и история противоречат друг другу, я следую фильму. В остальном я пытался держаться истории, хотя здесь много, много неточностей, за которые меня следовало бы расстрелять. Железная дорога под Мудовварой была взорвана потому, что это место было удобным для испытания новой взрывчатки, а не из-за какой-то крупной тактической диверсии. Никогда, насколько я знаю, со стороны турок не возникало угрозы, что они отвоюют Акабу обратно. Однако существовал тот старичок из Рамма, который сказал то, что сказал старичок из Рамма.
Оригинал

текст

@темы: fiction

14:40 

Виктория Окампо о Лоуренсе

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Прямо судьба - аргентинская писательница оказалась почти рядом со своим другом Борхесом :) О Лоуренсе она написала небольшую книжку под названием "338171 Т.Э.", которую любопытство и удача все-таки мне доставили. Меня долго мучил вопрос, почему, собственно, не 352087 - оказалось, из-за реплики Ноэла Кауарда насчет «можно просто 338?»
Мне даже не пришлось разгребаться в испанском тексте, потому что есть перевод на английский, и не чей-нибудь, а Дэвида Гарнетта. А Арнольд Лоуренс к нему предисловие написал, вот такое:
Я начал читать ее с некоторой неохотой, помня, какими вторичными и, в лучшем случае, поверхностными я счел труды о нем, написанные на европейском континенте, когда самые амбициозные из них, по моему суждению, неправильно интерпретировали характер, который пытались изобразить. Перед этой женщиной с другого края мира должны были стоять куда большие препятствия для понимания человека, которого она никогда не встречала, чьи проблемы возникли в физической и духовной окружающей среде, поневоле незнакомой ей, и были порождены обстоятельствами, которые должны были казаться ей не ближе, чем события отдаленных веков.
Я обнаружил, что она преодолела все препятствия, как будто их и не было, и что ее книга давала самый глубокий и сбалансированный из всех портретов моего брата; я не усомнился, и до сих пор не сомневаюсь, в его точности (а я знал его, по-моему, довольно хорошо).

Реакцию эту понять можно, так как автор не очень стремится искать дополнительные источники и раскрывать тайны, а ориентируется исключительно на столпы, френдятник и письма - поскольку перед Окампо стоит задача рассказать хоть чего-нибудь о Лоуренсе южноамериканским читателям.
Это биографический очерк, не совсем линейно выстроенный, о чем можно судить даже по последовательности глав: «Человек в пустыне», «Критик в действии», «Детство», «Годы тренировки», «Арабское восстание», «Семь столпов», «Ненавистное «я», «Странный солдат», «Муки совести», «Посвящение «Семи столпов», «Аскетизм», «Гомосексуальность», «Плоть», «Вера, любовь и воля», «Машины и музыка», «Контрасты», «Муки совести и амбиции» - не знаю, разные ли слова по-испански, но по-английски оба раза scruples, «Добровольное рабство», «Отставка», «Юмор», «Последние годы», «Конец».
Вообще, здесь значительно больше Лоуренса, чем собственно Окампо, в разных планах - читатель узнает об инциденте со сломанной в детстве ногой, о пальбе из револьвера в оксфордских комнатах, об укладывании в ряд турецких трупов (этот инцидент почему-то даже попал на обратную сторону обложки), есть цитаты из армейских писем к Кертису и диалог по поводу правописания арабских имен в «Семи столпах». То, что здесь есть от Окампо, практически все я стараюсь выковырять сюда - скорее для полноты картины и "еще одного зеркала", чем из согласия с большей его частью :) Окампо, к примеру, считает, что докапываться до идентичности "С.А." - все равно что читать не адресованные тебе письма, и что за гомосексуальность Лоуренса выгнали бы из авиации.
Зато она переводила "Чеканку", добросовестно занимаясь подбором ругательств :friend2:

Некоторые области земли, которые не отличаются богатством или живописностью, привлекают нас из-за таинственного сродства, которое мы с ними имеем. Их характер и размеры кажутся слепком некоего тайного пейзажа, который мы видим внутренним зрением, когда слепы к тому, что в действительности окружает нас. И иногда эти двойные образы – реальный и идеальный – совпадают так близко, что мы не можем больше сказать, который из двух есть копия другого.
Великие равнины – пампы моей родины – могут быть любимы лишь теми, кто чувствует в них:
The pleasure of believing all we see
Is boundless, as we wish our souls to be.
Т.Э.Лоуренс таким же образом любил пустыню. Она завоевала его своим простором и предвестием бесконечности. В молодости он цитировал эти строки Шелли, чтобы объяснить свое чувство к ней. Я поставила их в самом начале, потому что, как большинство таких предпочтений, это показательно. Это ключ, который не следует забывать, пытаясь пройти сквозь тот лабиринт, в котором Лоуренс сам иногда почти сбивался с пути. Такими предпочтениями, такими знаками живой и мертвый дают нам познать себя, и мы можем сказать, каковы они, куда они ведут нас и в каком скрытом уголке своего сознания они хранят самые чистые свои сокровища. Но эти знаки – шифр. Их значение можно понять, лишь когда знаешь код наизусть. Предпочтения, которые кто-то делит с другим – самая благоприятная почва, на которой они могут встретиться. А.У.Лоуренс понял это, когда предпринял трудную задачу – открыть публике все многочисленные аспекты гения его брата. (...) Я лелею надежду когда-нибудь стать редактором дополнения к этой книге, порожденного при содействии тех, кто (подобно мне) стал другом Лоуренса после его смерти; друзья, которых он обрел благодаря тому, оставил от себя в «Семи столпах мудрости» и в своих письмах. Эти страницы – лишь подготовка к этому проекту, предварительный материал для работы, которая может появиться на свет лишь от духовного сотрудничества множества людей.

Лоуренс как "роллс-ройс" и как Арджуна, Ауда как Офелия, бесстрашие и безупречность, свобода и несвободность - а также многое другое

@темы: отзывы о ТЭЛ

07:30 

moody flooder
Думаю, многие из интересующихся видели, что в рассказе Три версии предательства Иуды Хорхе Луиса Борхеса эпиграф взят из "Семи столпов мудрости" ("There seemed a certainty in degradation"). Согласно борхесовским автобиографическим заметкам, он еще и читал про Лоуренса лекции - я страдаю, что их не могу найти (то ли не переведены, то ли не сохранились вообще, то ли мне не везет: никто из собравшихся тут не знает?). Но наконец случилось немного радости: обнаружила упоминание Лоуренса в его "This Craft of Verse", серии Charles Eliot Norton Lectures, прочитанных в Гарварде в 1968-9 гг.
В начале пятой лекции Борхес дает крайне пафосное определение эпоса: "A tale wherein all the voices of mankind might be found - not only the lyric, the wistful, the melancholy, but also the voices of courage and of hope" (ст. 43-4 по изданию "This Craft of Verse" (Harvard University Press, 2000). Не успела я поязвить над таким определением, как Борхес перешел к следующему пассажу: "We find this very strange circumstance: we have had two world wars, yet somehow no epic has come from them - except perhaps the Seven Pillars of Wisdom. In the Seven Pillars of Wisdom I find many epic qualities. But the book is hampered by the fact that the hero is the teller, and so sometimes he has to belittle himself, he has to make himself human, he has to make himself far too believable. In fact, he has to fall into the trickery of the novelist" (ст. 52). Ну ладно, подумала я, определение, конечно, пафосное и нефункциональное, но раз он так Лоуренса хвалит, то вроде и ничего :lol:
Прослушать аудиозапись этих лекций Борхеса можно, например, тут (про Лоуренса - см. фрагмент 5, "The Telling of the Tale").

*

Обзоры, преимущественно англофандом:
Исторический Т.Э. Лоуренс:
На акцион выставлена ранее неизвестная фотография ТЭЛ
Stochastic рассказывает, за что любит ТЭЛ, и выкладывает фото Вади Рам
djgagnon выкладывает фото Лоуренса и Фейсала перед офисом North British Locomotive Company (кажется, у нас в сообществе этого фото еще не было)
На посвященном Лоуренсу тамблере цитируют его описания, описания его голоса, его письмо Вивиану Ричардсу про "7 столпов"
bankston выкладывает фото из Клаудс Хилла

Фильм:
На Entertainment Weekly выложили интервью с Омаром Шарифом Memories Of Arabian Nights
Fogs' Movie Reviews выкладывает рассказ про фильм
delilah des anges выкладывает впечатления от A Dangerous Man – Lawrence After Arabia
Сняп пишет про Алека Гиннесса (Фейсал в "Лоуренсе Аравийском") и выкладывает много фото из разных фильмов

Фантворчество:
Stochastic пишет фик Мальчики играют в солдатиков (POV Алленби, Лоуренс)
Kadira пишет фик After the Fall (Лоуренс/Али, Explicit, Set after the end of the movie: Lawrence is back in England and tries to live a normal life, but the past won't leave him alone.)
Graham Meyer рисует Лоуренса
Monica рисует Лоуренса в анимешном стиле
its222am пишет фик по фильму (Тафас, Лоуренс)
hefnatron рисует Лоуренса
a-mild-looking-sky (bubblecake) пишет фик A Work of Shadow and Light (Али/Лоуренс, He was but a creation - a broken creation. In their parting, he had not fixed. Post-Lawrence of Arabia)
pippipippitama рисует портрет Лоуренса, Лоуренса и Али на верблюде и Лоуренса с Фарраджем и Даудом, Фейсала, Али, Лоуренса и Ауду
HondaTohfu рисует Лоуренса
nnaj рисует Лоуренса и косящего под него героя "Прометея"
apiphile рисует Лоуренса в виде св. Себастьяна
nautilid рисует Лоуренса

@темы: литература, обзоры

15:56 

Из воспоминаний Николетт Девас

tes3m
Николетт Макнамара Девас (1911-1987) — английская художница. После того, как ее отец, ирландский поэт Фрэнсис Макнамара, оставил семью, она вместе с сестрой Кэйтлин (1913-1994) жила в доме художника Огастеса Джона, друга ее родителей, ставшего для нее вторым отцом.
Отрывок из книги воспоминаний «Два блистательных отца»: «По прошествии времени кажется, что так много всего произошло после моего отъезда из школы Cours Maintenon*, когда мне было четырнадцать и пятнадцать лет. Это время в моей памяти разделено на вершины блеска, вспышки волнения и равнины скуки. Встреча с Т.Э.Лоуренсом — вспышка волнения. Его книга «Семь столпов мудрости» тогда в нашем кругу передавалась из рук в руки, и я ее с благоговением прочитала, получив разрешение старших. Мое преклонение перед героем подпитывалось слухами о его доблести и эксцентричности.
Лоуренс тогда называл себя Шоу и служил на авиабазе в Дорсете. Огастес рисовал его в послеполуденные часы.
Он прибыл во Фрайерн на мотоцикле, стремительно, со свистом, обогнул изгиб куста лавра, и заскрежетав по гравию, остановился перед домом. Голова моя была набита его книгой, и я представила верблюда вместо мотоцикла, арабские одеяния вместо бриджей и свитера. А лицо ему сожгло солнце пустыни — не могла же кожа стать красной и шелушащейся из-за какого-то плебейского дорсетского ветра.
Он испытывал к Огастесу довольно раболепное, подобострастное восхищение и называл его, к нашему большому изумлению, «хозяин». Но Огастес упивался его поклонением.
Лоуренс любил рассказывать истории, как он жил, съедая пригоршню изюма в день, и на нас, по молодости лет любивших поесть, это производило большее впечатление, чем его репутация в пустыне. Мы думали о нем как о своего рода сверхчеловеке, стоявшем выше ничтожных смертных. Он поражал нас до того дня, как Поппет** посетила его дом вместе с Огастесом, проскользнула в его кладовую для продуктов и вернулась домой с рассказом, что наш герой вовсе не герой. Она увидела холодную курицу, окорок, хлеб, масло и банку джема. Для нас это разрушило его миф.
Однажды в Рождество Лоуренс пришел на обед во Фрайерн, и едва ли он догадывался, что мы считали каждый откушенный им кусок индейки. В то Рождество он не был аскетичен. читать дальше
В оригинале
Two flamboyant fathers by Nicolette Devas,1967, pp. 90-92

@темы: окружение ТЭЛ, отзывы о ТЭЛ

22:10 

Обзоры англофандома

moody flooder
Исторический Т.Э. Лоуренс:
berlynn-wohl делает слайдшоу с объяснением, почему ей нравится ТЭЛ
clarissethorn выкладывает статью про ТЭЛ и мазохизм

Фантворчество:
reconditarmonia пишет фик 1921 (джен)
winterhill пишет фик Invisible (Ali ibn el Kharish/T. E. Lawrence, Bodyswap, ангст)
Spoke Art выкладывают портрет О"Тула в роли Лоуренса от Chuck Sperry
finchiekinstheowl рисует ТЭЛ и Джорджа Брафа
nautilid рисует ТЭЛ с туалетной бумагой на Версальской конференции

@темы: обзоры

00:05 

Обзоры

moody flooder
Фильм
Le Petit Rouge выкладывает кадры из фильма
cinnamon-lady24 цитирует рассказ Кевина Джексона про съемки сцены с Лоуренсом на крыше поезда

Фантворчество из англофандома
lemlydraws рисует портрет Т.Э. Лоуренса
infinitegoof рисует Лоуренса и Али
Анонимный автор на Yuletide выкладывает драббл Rewritten (Лоуренс, джен)

@темы: обзоры

16:00 

tes3m
28 сентября 1971 года известный театральный критик Кеннет Тайнен записал в дневнике: «В проданном вчера с аукциона личном деле Лоуренса из архивов королевских военно-воздушных сил есть следующая запись: "Особые приметы: шрамы на обеих ягодицах". Это подтверждает рассказ одного из сослуживцев Лоуренса о том, что он регулярно его порол. Странно, как много было в жизни британских высших классов между двумя войнами стальных, подвижных мужчин со сверкающими глазами, которые пили чай в герцогских зимних садах, а потом удалялись в меблированные комнаты, чтобы снять штаны и быть выпоротыми. Я встречал некоторых из них в Оксфорде после войны, в основном из среды мелкого дворянства, многие из них были довольно мрачными личностями, собиравшимися купить частные школы для мальчиков и стать там директорами (сделать это было несложно, инспектировали такие школы небрежно и редко), в основном для того, чтобы они служили лабораториями для опытов с розгами»*.
Запись Тайнена показалось мне интересной, поскольку она отражает взгляд на Лоуренса как на типичного представителя одной из групп английского общества своего времени. Хотя окончание отрывка не имеет прямого отношения к Лоуренсу, я перевела и его, поскольку из него становится понятно, откуда Тайнен знал тех людей, о которых вспомнил, прочитав строки из личного дела Лоуренса.
* Текст в оригинале.

@темы: masochism and sexuality

09:25 

Симона Вейль о ТЭЛ + обзоры

moody flooder
В нашу копилку людей, утверждавших, что они понимают ТЭЛ, как никто - Симона Вейль, французская философ и социальная активистка:) Допускаю, что у нее было таки чуть больше оснований, чем у многих.
Переписку с Постернаком цитирую по "Simone Weil: Portrait of a Self-exiled Jew" Thomas R. Nevin (который очень-очень скептически относится к Лоуренсу). Итак, она прочитала "Семь столпов" в 1937 г. и отписала Жану Постернаку, что обзавелась новой любовью - "Насколько мне известно, никто со времен "Илиады" не описывал войну так искренне и настолько без риторических украшений, героических или сенсационных [such complete absence of rhetoric, either heroic or hair-raising]" (ст. 30). (Либо мы что-то радикально разное понимаем под риторикой, либо лол, потому что в военных мемуарах еще поискать текстов, настолько осознающих свою риторическую природу. Я бы даже пошла дальше и сказала, что 7столпов - вообще целиком про риторику.)
Дальше Вейль пишет: "Я не знаю в истории никого, кто настолько полно воплощал бы все, чем я люблю восхищаться. Героизм на войне - редкость; ясность ума - редкость еще большая; сочетание их в одном человеке - почти беспримерно и составляет почти сверхчеловеческий уровень героизма ... кто настолько полно осознавал всю мощь империи и в то же время презирал ее? Таков был Т.Э. Лоуренс, освободитель Аравии, но он мертв" (31). Итак, он для нее - "настоящий герой, совершенно ясный мыслитель [perfectly lucid], человек искусства, ученый, а помимо этого - нечто вроде святого" (33). Вот про мыслителя меня удивляет. Я много хорошего могу сказать про ТЭЛ как писателя, но как про мыслителя? Народ с философским образованием, вы можете что-то сказать по этому поводу?
Потом Симона Вейль написала письмо Дэвиду Гарнетту, составителю сборника писем Лоуренса (дату не видела, но, очевидно, после 1938, когда этот сборник писем был издан). Цитирую по первому изданию письма в Louis Allen, "French Intellectuals and T.E. Lawrence" // Durham University Journal 19 (December 1976), ст. 60-61:
перевод мой и не правлен - за замечания всегда благодарна!
К сожалению, история (или, во всяком случае, известная мне часть истории :) ) реакцию Гарнетта на это письмо не сохранила. В любом случае, известно, что до самоубийства в 1943 г. "Чеканку" Вейль так и не прочитала.

***

Обзоры - как всегда, в довесок: на этот раз англофандом приносит арты.
amandascurti рисует Лоуренса
gabbyness рисует Лоуренса
eabevella рисует Али

@темы: отзывы о ТЭЛ, обзоры

Lawrence of Arabia

главная